Сегодня свое 71-летие празднует самый известный в России костромич, легенда «Спартака» — футболист и заслуженный тренер Георгий Ярцев. За спортивную и тренерскую карьеру Георгий Александрович много чего достиг.

         В качестве футболиста в составе московского «Спартака он был победителем первой лиги, чемпионом и серебряным призером чемпионата СССР. А в качестве главного тренера и снова со «Спартаком» стал чемпионом России 1996 года. Сегодня он генеральный директор футбольного клуба «Тамбов».

         О том, как сложилась его футбольная судьба, до прихода в самую популярную отечественную команду он рассказывает сам осенью далекого 1977 года, когда «Спартак» переживал, самые тяжелые времена и боролся за возвращение в высшую лигу чемпионатов СССР.  

         В начале сезона 1977 года, просмат­ривая составы команд первой лиги, вряд ли кто-нибудь из любителей футбола обратил особое внимание на появление в составе московского «Спартака» Георгия Ярцева. Но начался чемпионат, и в протоколах матчей в графе «мячи забили» чаще других стала появляться его фами­лия.

         Согласитесь, ситуация не­обычная. Малоизвестный 29- летний игрок, перворазряд­ник приходит в популярную команду и. практически не имея опыта выступлений на таком уровне, не только за­крепляется в составе, но и становится одним из лучших снайперов лиги.

         — Георгий, вы пока что малоизвестны широкому кру­гу любителей футбола. Поэтому, видимо, есть смысл начать разговор с вашей футбольной биографии…

         Как и многие костром­ские мальчишки, началь­ное футбольное образование получил на одном из городских пустырей. А когда повзрослел, меня приняли в группу подготовки при команде мастеров. Сейчас то костромской «Спартак», тогда команда называлась «Техмаш», и выступала она классе «Б». В 1966 году стал игроком «Техмаша». Было мне 18 лет, и я считал, что футбол не может прино­сить огорчений. Много поз­же понял, насколько терпе­ливы были со мной тренеры «Техмаша» Николай Александрович Пузанов и Вяче­слав Иванович Скоропехин. Кстати, они и сейчас руково­дят костромским «Спарта­ком».

         — Наиболее осведомлен­ные болельщики ЦСКА пом­нят вас по играм за дубль сильнейшего армейского клу­ба…

         — В 1967 году я стал вы­ступать за смоленскую «Ис­кру». Игра у меня в то время шла, забивал я много, и тре­нировавший «Искру» Вла­димир Ильич Стрешнин, сам в прошлом игрок ЦСКА, по­рекомендовал меня Валенти­ну Александровичу Николае­ву. Так я оказался в столич­ном армейском клубе. Про­вел несколько матчей за дуб­лирующий состав, а однажды довелось сыграть и за основной в матче ЦСКА — «Ара­рат» минут за 30 до конца игры вышел на замену. Этот мой первый и единственный матч в высшей лиге крепко врезался в память. Помню, когда выбегал на поле, серд­це билось, словно после двух­часового кросса. Но, по сло­вам ребят, общей картины игры я не портил. А потом— злосчастная тренировка, серьезная травма колена и недели вынужденного без­делья. После травмы форму быстро набрать не удалось, и, очевидно, в тот момент моя игра не удовлетворяла тренеров ЦСКА. Пришлось вернуться в Смоленск.

         — Если бы не травма, смогли бы вы закрепиться в составе ЦСКА?

         — Сотни раз задавал се­бе этот вопрос: ведь остань­ся я тогда в ЦСКА, вся моя футбольная биография могла бы сложиться иначе. Но дело тут не только в травме. Шел 1970 год. ЦСКА вел беском­промиссную борьбу с москов­скими динамовцами за золотые медали, и как следует проверить новичка в играх тренеры, наверное, не имели возможности. А, может быть, не считали нужным: у армей­цев тогда был сильный наиг­ранный состав. Пробиться в него было очень сложно. И все же… Смотрел игры команд высшей, лиги и порой ловил себя мысли: и я мог быть там.

         — Итак, вы вернулись в Смоленск…

         — Еще два года выступал в «Искре», но меня тянуло домой. И когда в 1973 году костромской «Спартак» стал тренировать Анзор Кавазашвили, я вернулся в родной клуб.

         Прошло еще четыре сезо­на, и в январе 1977 года мы приехали в Москву на зим­ний турнир спартаковских команд. После очередной иг­ры ко мне подошел Констан­тин Иванович Бесков и пред­ложил попробовать себя в «Спартаке». Я и раньше по­лучал подобные предложе­ния от других команд, но разговор обрывался, едва на­зывался год моего рождения. Когда я сказал Бескову, что мне 29, он улыбнулся и от­ветил: «Ну что ж, ты опоз­дал всего на девять лет».

         — В самом деле, в таком возрасте спортсмен обычно подводит итоговую черту. А вы решились начать снача­ла?

         — Это было не так про­сто. Делать вторую попытку, прийти в большой футбол вроде бы было поздновато. Но если судьба сводит тебя, пусть и в конце спортивного пути, со знаменитым трене­ром, предоставляет возможность сыграть в знаменитой команде рядом с известными игроками, отказаться труд­нее, чем решиться.

         Я сознавал, что попаду в совершенно иной тренировоч­ный режим, трудную обста­новку борьбы за выход в высшую лигу и, честно гово­ря, побаивался. Константин Иванович убедил меня, что при серьезной работе я сумею результативно играть и в первой лиге и буду полезен «Спартаку».

         — Наш футбол часто кри­тикуют за низкую результа­тивность…

         — Во второй лиге почти каждый сезон я забивал при­мерно по 15 — 16 мячей, и это признавалось неплохим результатом. Если какое-то ненормальное явление стано­вится хроническим, то к не­му привыкают. И начинают считать нормальным. Нечто подобное, на мой взгляд, про­изошло и в высшей лиге на­шего футбола. Мне кажется, что все уже смирились с мыслью, что забить 15 мячей за чемпионат — для форварда это неплохо, а 20—уже хоро­шо. Уверен. Блохин или Кипиани, не будь они скованы жесткими тактическими схе­мами. могли бы составить конкуренцию любому евро­пейскому бомбардиру.

         Как сказал в интервью об­ладатель «Золотой бутсы-77» Дуду Джорджеску — и я с ним согласен. — для того, чтобы забивать много, нужно иметь не только мастерство, но и постоянно поддерживать вкус к голу, стремиться все время забивать как можно больше. Недавно, к примеру, московское «Динамо» обы­грало откровенно слабый мальтийский клуб «Ла-Валлетта» — 5:0. По нашим меркам это крупный выиг­рыш. Но ведь даже средние зарубежные клубы с коман­дами такого класса заканчи­вают матчи с двузначным счетом.

         — В первой лиге футбол более открытый, азартный. А результативность хотя и не­плохая, но не такая уж и вы­сокая.

         — До сих пор у меня пе­ред глазами эпизод из встре­чи первого круга «Кузбасс» — «Спартак». 7-я минута первого тайма. Я выхожу один на один с вратарем, но вместо сильного удара пыта­юсь обмануть его и не забиваю. Неумение быстро принять правильное в данной конкретной ситуации решение отличает большинство форвардов первой лиги. А те немногие, которые обладают достаточным мастерством, не всегда имеют рядом

квали­фицированных партнеров, способных создать лидеру условия для завершения общих усилий.

         — В чем же тогда секрет результативности «Спарта­ка»? Ведь у вас нет в соста­ве такого игрока, на которо­го бы работала вся команда.

         — Ни разу не слышал на установке, чтобы Константин Иванович призывал нас отси­живаться в обороне. Факто­ра чужого поля для нас практически не существует. В Ташкенте, например, мы до­бились важной победы имен­но за счет активной игры. Ташкентцы не ожидали, что мы пойдем вперед, и не смогли наладить привычную иг­ру. Так мы, естественно, дей­ствуем и дома. В такой постоянной активной игре в атаке я и вижу причину вы­сокой         результативности «Спартака».

         — Вас не пугает перспек­тива, что теперь, когда вас узнали и тренеры, и защит­ники, против вас будут дей­ствовать, мягко скажем, жестче?

         — Чем сложнее играть, тем больше удовольствия получаешь от победы. Что же касается грубости, то и сей­час мне не сладко. Знаете, бывает такое психологиче­ское состояние, когда столь­ко натерпишься за игру, что даже по пути в раздевалку как бы по привычке все еще ждешь удара по ногам…

         — И все же вы оптимист?

         — Да, хотя и слишком много времени потеряно, очень хочется сыграть в выс­шей лиге. Поэтому, как и все мои товарищи по «Спа­таку», я не жалел сил, чтобы добиться этого права.

         А вот как выглядел Георгий Ярцев 42 года назад:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

7 + девять =