19 ноября (1934) родился один из самых титулованных отечественных футболистов, знаменитый торпедовец Валентин Козьмич Иванов. За московское «Торпедо» он провел 15 полноценных сезонов и сыграл за клуб 286 матчей.

Однажды Константин Иванович Бесков справедли­во назвал Валентина Иванова самым «торпедовским» торпедовцем. Сейчас такое постоянство, да тем более для игрока столь высочайшего уровня, кажется чем-то невероятным.

«Рос, работал на заводе с шестнадцати лет, тогда же и футболом увлекся. Какое-то время поиграл за «Крылья Советов», но недолго, а потом уже меня присмотрели в «Торпедо». Через год туда пришел и Эдик Стрельцов. Из перовского «Фрезера».

К кон­цу 1950-х «Торпедо» стало уже настоящим явлением в совет­ском футболе. Кто с этим будет спорить? Медакин, Шустиков, Воронин, Маношин, Батанов, Стрельцов, Гусаров, Метревели… Имена — то какие! И ведь, как правило, все приходили в клуб мальчишками. Мастера­ми они потом стали» — вот как Валентин Козьмич рассказывал о своих лучших годах проведенных в «Торпедо».

В 18 лет дебют в основном составе «Торпедо», в 21 — в сборной, в 22 — уже олимпийский чемпион, в 23 — заслуженный мастер спорта, через три года — чемпион Европы! О таком может только мечтать любой мальчишка грезящий футболом.

         Ему принадлежит абсолютный рекорд (124 мяча) по количеству забитых мячей за команду в ворота соперников. Валентин Козьмич двух кратный чемпион Советского Союза и еще 4 раза он становился призером чемпионата страны в составе автозаводского клуба.

         Закончил карьеру игрока Валентин Иванов довольно рано, в 32. Ушел и сразу же оказался востребованным. Его позвали в родное «Торпе­до» главным тренером.

         Он со­гласился, тем более что тогда в команде еще оставались его друзья-приятели, и в первую очередь Воронин и Стрельцов, которые уносили Козьмича на своих крепких плечах с поля.

Дебют молодого тренера без какого-либо опыта в столь сложнейшей работе был уди­вительным: бронзовые медали чемпионата и победа в Кубке СССР. Все самое сложное, где победы чередовались не толь­ко с поражениями на футбольном поле, но и с закулисными интригами вне его, было еще впереди.

         На поле свою правду он отстаивал ногами, головой, забитыми мячами. В руководя­щих кабинетах власти истину искать было куда сложнее. По­рой просто нереально, потому что правду приходилось дока­зывать людям, не просто от футбола далеким, а тем, кто этой игре был противопоказан по сути.

Иванов приходил, уходил, а точнее говоря, его «уходили», потом просили вернуться. В какой-то момент судьба забросила его даже в Северную Африку — в Марокко. Год тренировал столичный клуб «Раджа», едва не сделав его чемпионом своей страны.

Дома его ждал странный клуб «Асмарал», с большими амбициями арабского предпринимателя Аль-Халиди и обещаниями золотых гор. Но Иванов долго не выдержал и вскоре опять взялся за старое — за «Торпедо».

         В последний раз, в мае 2003-го, Козьмич в очередной раз возглавил московское «Тор­педо», которое на этот раз воз­родилось к жизни вместе с при­чудливой приставкой «метал­лург». Болельщики оценили шаг Козьмича, встретив его появ­ление на тренерской скамейке кричалкой, которую Иванов не мог не слышать: «Слава нашему врачу, Валентину Козьмичу!».

         Иванов-тренер в футболе всегда говорил, как чувствовал, как думал. Искренний, жесткий, требовательный. Эти черты его характера начальство всех ма­стей и уровней знало, не люби­ло, но за талант от Бога многое прощало.

         Так он и работал: при­ходил, уходил, спасал от выле­та, поднимал на более высокие места. И только в последний раз, в шестое свое пришест­вие — в 2003-м все-таки понял, что эмоций и нервов больше не хватает.

В конце 2007 года Иванову пришло приглашение из УЕФА. Туда на церемонию жеребьевки финального турнира пригла­сили игроков национальных сборных тех стран, которые когда-либо выигрывали звание чемпионов континента. Ну а поскольку сборная СССР была первым обладателем Кубка Ев­ропы, право открытия красивой церемонии предоставили нам.

Так в руках Валентина Козьми­ча оказался современный приз, которым награждаются лучшие сборные континента. Кубок этот оказался – «Здоровенный! Наш, который мы в 1960 году в Париже выиграли, был на не­сколько килограммов легче» — рассказывал Иванов.

А про самую главную победу наших футболистов и жеребьевку УЕФА Валентин Иванов поведал вот как: «Финальный свисток раздался — и все, сил никаких. Ноги сразу будто отключились, бежать не могу, идти не могу. Но все-таки кое-как до центра поля дошел, а потом, смотрю, Игорь Нетто, наш капитан, уже с кубком, который нам только что вручили, собирается по бровке вокруг стадиона бежать, остальные за ним выстраиваются. Ну я тоже, как мог, потрусил.

А команда была у нас великая! Ее бы всю пригласить в Париж. Как-ни­как, первая выиграла этот приз. Хотя эта идея — подержать в ру­ках кубок игрокам разных поколений — прекрасная. А скольких я там старых друзей и знакомых встретил! Беккенбауэра, Клинс­манна, Платини… Я вообще за свою жизнь в футболе стольких интересных людей повидал»!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

шестнадцать + 9 =