Простая констатация фактов и сухая футбольная статистика зарождения футбола в России и его становления на заре Советской власти довольно серо и однообразно представляет нам истинную картину прошедшего.  

Наиболее правдоподобную атмосферу данного периода создаст непосредственно авторское изложение действительности. У меня на этот счет сохранилась почти раритетная статья великого мастера Николая Соколова.

С незначительными сокращениями предлагаю Вашему вниманию фрагменты статьи Николая Евграфовича опубликованной 42 года назад в спортивном журнале. Вот как мэтр отечественного вратарского искусства делится своими воспоминаниями о легендарном прошлом и первыми успехами советского футбола:

«Недавно мне исполнилось восемьде­сят лет, я живу в Сестрорецке, под Ленин­градом, до самого последнего времени трудился в лесничестве и ежедневно про­ходил свой маршрут по дорожкам и тро­пинкам, ведущим к легендарному ленин­скому шалашу в Разливе. И неизменно на этом пути я предаюсь воспоминаниям.

Мелькают перед глазами большие и малые стадионы, рябит в глазах от осле­пительной зелени полей, от пестроты три­бун. И снова, как много лет назад, от вол­нения пересыхает горло, словно сейчас предстоит сыграть самый главный, реша­ющий матч.

А сколько их всего числится в моем активе? Наберется немало. Только за сборную страны выстоял я более ста вра­тарских вахт. А за сборные Москвы и Ленинграда? За свой клуб? Думаю, в общей сложности с 1908 по 1936 год (та­ков мой «стаж» вратаря) около тысячи. И почти каждый из них стоит перед глаза­ми. Их просто невозможно забыть, как невозможно забыть актеру сыгранные им роли, поэту— рожденные им стихо­творения.

Я рос и воспитывался в семье педаго­га. В одиннадцать лет обрел вторую семью — спортивную. Футбол тогда вхо­дил в моду и с поражающей быстротой захватил нас, мальчишек.

Поиграв года два в «диких» командах, я вскоре был принят в «Спортивный кружок Замоскворечья», или сокращенно «СКЗ». Мы любовно называли этот кру­жок «Стрекозой», да и все любители спорта в городе его так величали.

Учились игре без тренеров, часто даже не зная толком правил. Подавля­ющее большинство молодежи познавало тогда азбуку футбола в уличных «диких» командах, носивших роскошные назва­ния вроде «Феникс», «Ангелы», «Юпи­тер» и т. д. В трудных условиях приходи­лось играть моему поколению — на пес­чаных пустырях, скверными мячами, в обмотках вместо гетр, в старых ботинках с самодельными шипами, а нередко и вовсе босиком. Те, кто впоследствии составил костяк сборных команд Мо­сквы, Ленинграда, РСФСР, СССР  —  мои товарищи П. Батырев, Ф. Селин, П. Канунников, П. Исаков, П. Ежов, М. Бутусов, К. Малахов и многие другие, — первые уроки футбола брали на пустырях. Фут­больное поле с настоящими воротами и бутсы были для нас почти несбыточной мечтой.

Вот одно из сообщений, датированное 1910 годом:

«На днях местные футболисты собра­лись сыграть матч у бегового ипподрома. Вдруг явился в самый разгар игры пристав, сопровождаемый городовым, и при­казал немедленно прекратить незакон­ное сборище Когда играющие отказа­лись исполнить его требование, пристав приказал снять футбольные ворота и арестовал футбольные принадлежно­сти».

В 1912 году мы с замиранием сердца следили за русской национальной сбор­ной, отправившейся в Стокгольм на V летние Олимпийские игры. И тут царское правительство осталось верно себе: от­ношение к команде было наплеватель­ское, ее сформировали почти перед самым отъездом. И то после долгих препирательств и споров между Москов­ской и Петербургской лигами. Игроки начали сыгрываться уже непосредствен­но в столице Швеции. Ясно, что при такой подготовке нечего было рассчитывать на успех.

С первых дней победы Великого Октя­бря спортивная жизнь Москвы стала при­обретать новый смысл, иное содержа­ние. В спортивные кружки пришли те, кого в прежние времена называли «про­стыми людьми». Чаще стали проводиться соревнования по легкой атлетике, лы­жам, гимнастике и, конечно же, футболу. Уже в 1918 году возобновились розы­грыши первенств Москвы и Петрограда. Кстати, в этом году сборная новой сто­лицы России впервые за всю историю отечественного футбола нанесла пора­жение мастерам с берегов Невы.

В 1919 году я добровольно ушел в Красную Армию защищать Советскую власть от ее врагов. Службу начал инструктором роты разведчиков отдель­ного лыжного батальона. Вначале учил красноармейцев в Петровском парке, как раз на том месте, где сейчас стоит стадион «Динамо». Потом рота отправилась на деникинский фронт, затем на польский.

Отгремели сражения, и мы вернулись с победой в родную Москву. Я работал инструктором спорта во Всевобуче, в Кремлевской школе красных командиров имени ВЦИК. В Москве уже в 1922 году насчитывалось более тридцати команд, созданных при фабриках и заводах: на «Красной Пресне», «Трехгорке», «Рай- комводе». Советская власть открыла до­рогу широкому развитию спорта по всей стране, проводила мудрую ленинскую национальную политику в области физкуль­туры и спорта. Стали разыгрываться местные первенства и на Украине, и на Кавказе, и в Белоруссии.

В то незабываемое время мне дове­лось выступить в необычной, навсегда запомнившейся встрече, которую по праву можно назвать первым междуна­родным матчем советских футболистов. Стояло лето 1920 года. В Москве в это время проходил II конгресс Коминтер­на. Чтобы отметить это событие, решили провести большой спортивный праздник на Воробьевых горах, которые впослед­ствии были названы Ленинскими. В про­грамму праздника по настоянию руково­дителя Всевобуча Н. И. Подвойского включили футбол.

С нашей стороны вы­ставили команду первых курсов инструк­торов спорта, за которую тогда выступал и я. Нашими соперниками были делегаты Конгресса, команду которых возглавил руководитель Коммунистической партии Англии Уильям Галлахер. На правом краю сборной выступал неугомонный Джон Рид, чьи книги о русской революции, о первом в мире государстве рабочих и крестьян поистине потрясли мир.

Этот футбольный матч состоялся 1 ав­густа. Мы были сильнее наших гостей. Но они все-таки добились успеха. Един­ственный гол в мои ворота забил Уильям Галлахер. Он, таким образом, является первым иностранным футболистом, за­ставившим советского вратаря вынуть мяч из сетки ворот.

И этот гол — единственный в моей жизни гол, который не расстроил меня, а обрадовал. Да вообще не передать, что тогда было. Мы бросились обнимать друг друга, и десятки болельщиков выбежали на поле, чтобы поздравить зарубежных друзей с удачей. А улыбающийся, счаст­ливый Уильям Галлахер сказал:

— Я чувствую, что ваш футбол скоро приобретет мировую славу.

Весной 1923 года сборную РСФСР пригласили в гости в Швецию. Мы при­ехали в Стокгольм, где одиннадцать лет назад русская олимпийская сборная ис­пытала горечь тяжелого поражения.

Но игра все-таки состоялась. И не где — нибудь, а на Королевском стадионе. Здесь в нашу честь был поднят алый флаг Страны Советов. Мы сыграли вничью со счетом 5:5 со сборной Стокгольма, а по­том победили гетеборгский клуб «Весберг» и многие другие сильнейшие команды страны.

Газеты забили тревогу: дескать, швед­скому футболу нанесен непоправимый урон, на карту поставлен его престиж. Против нас выставили национальную сборную Швеции. Но мы победили и ее — 2:1.

Немало радостей доставило нам сле­дующее утро. Все газеты с восторгом писали о нашей сборной. Один из обозре­вателей, свидетель олимпийского конфу­за наших предшественников, писал: «Да полноте, та ли перед нами Россия?! Про­шло какое-то мгновение, если прибегнуть к меркам истории, а перед нами уже истинный спортивный великан».

В 1923 году сборная РСФСР, а в 1924 году сборная СССР, впервые созданная для проведения матчей с турка­ми, были составлены в основном из пред­ставителей Москвы и Петрограда. Сказы­валось наследие царской России, где во всем проглядывалось пренебрежение к интересам других народов и националь­ностей, населяющих нашу страну.

Помню неизгладимые дни первой Все­союзной Спартакиады 1928 года. Прошло немного времени со дня победы Октября, а как неузнаваемо преобразился спорт моей страны. На параде в честь открытия Спартакиады шли плечом к плечу пред­ставители всех братских республик. От­личные футбольные команды выставили Украина, Белоруссия, Закавказская Со­ветская Федеративная Социалистиче­ская Республика, Туркмения, Узбекистан. Соревнования по всей программе Спар­такиады вылились в яркий праздник дружбы народов Советского Союза, в праздник торжества подлинного интерна­ционализма нашего государства, расцве­та многонациональной советской физи­ческой культуры.

В финале Спартакиады встретились не старые соперники — ко­манды Москвы и Ленинграда, а столич­ные футболисты состязались с украин­скими. Причем сборная Москвы сумела одолеть соперника лишь с минимальным счетом 1:0. В августе 1935 года сбор­ной Украины была предоставлена честь представлять нашу страну на стадионах Франции. Выступая в Париже, она одер­жала победу над сильнейшей профессио­нальной командой «Ред стар Олимпик» с разгромным счетом 6:1.

Рост советского футбола мне, как ветерану, видится особенно зримо и ярко. В 1913 году в России, по данным журнала «К спорту», занималось 10 000 любителей игры. Сегодня армия футболи­стов страны насчитывает почти 5 000 000! Футбол стал подлинно народной игрой, он расцвел во всех республиках Совет­ского Союза. Далеко за пределами нашей Родины наряду с московскими и ленинградскими командами знают киев­ское и тбилисское «Динамо», ереванский «Арарат», ташкентский «Пахтакор», алма-атинский «Кайрат», бакинский «Нефтяник». Образно говоря, каждая республика взрастила свой футбольный цветок.

Критикуя футбол сегодняшнего дня, мы часто забываем о его поистине вели­ких заслугах. Мы забываем, что за корот­кую историю, чуть превышающую полве­ка, наш футбол уже поднимался на олим­пийский пьедестал почета в Мельбурне, был чемпионом Европы, одерживал верх в битве за суперкубок, завоевал бронзо­вую медаль на чемпионате мира 1966 года… Таких достижений не знают многие буржуазные страны, культивирующие футбол вдвое — втрое больше лет.

А наши стадионы — в Лужниках, имени С. М. Кирова в Ленинграде, цен­тральные стадионы в Киеве и Тбилиси, в Ташкенте и Баку… Рядом с ними десятки, сотни других стадионов, и все они открыты для людей труда, для нас с вами, мои друзья. Бесплатные уроки спорта, бесплатный инвентарь — это все вели­кое завоевание Октября, о котором и сегодня не может даже мечтать рабочий капиталистических стран.

А отношение к спортсмену, к мастеру? Ордена Ленина на груди у товарища моих лет Николая Старостина, у моего пре­емника Льва Яшина, ордена и медали у наших футболистов, баскетболистов, волейболистов, хоккеистов. Все это свидетельство той небывалой значи­мости, той высоты гражданственности, на которые поднят у нас спортсмен.

Наш многонациональный советский футбол, наш спорт в целом вырастил за годы Советской власти целое созвездие неповторимых мастеров. Среди них сыны России, Украины, Грузии, Армении, Бело­руссии, Азербайджана, Узбекистана и всех других братских республик. И в этом — наша сила, в этом залог нашей неиссякаемой энергии, наших будущих успехов».

А вот чего добились с тех пор сборные СССР и России на крупных международных турнирах:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

14 − два =