«Первый вратарь сборной» — именно так называется книга Соколова Николая Евграфовича, самого первого вратаря защищавшего ворота сборной Советского Союза. Сам автор называет книгу заметками и рассказывает в ней как стал первоклассным вратарем.

Некоторые интересные моменты из книги были использованы в оригинальной статье приведенной ранее, но есть в книге моменты истории нашего футбола , которые обязательно стоит привести. Вот, например, как, одним предложением Николай Соколов описывает выбор своей футбольной профессии: «Вначале сетовал, злился, на свою несчастливую долю, а потом вдруг почувствовал, что мне нравится стоять вот так непреодолимой преградой на пути мяча, срывать атаки чужих нападающих».

Стоит обратить внимание на язык и футбольные термины, которые приводит автор в процессе повествования. Вот, например, как описывает Соколов действия российской команды в 1912 году на первом матче олимпийского турнира в Стокгольме против сборной Финляндии: «через 30 минут финляндцы бьют в гол, наш голкипер поймал мяч руками, но выронил его и сейчас, же получил гол». Вполне очевидно, что финлянцами он называет финнов, игроков команды соперника, а выражение «бьют в гол» означает удар по нашим воротам.

Про футбол в царской России

Вообще, наше выступление на данной Олимпиаде было неудачным. «Русская команда выступала в таком составе: голкипер Фаворский, беки Соколов и Марков, хавбеки Акимов, Хромов и Кынин, Форварды Смирнов, Филиппов (Москва), Бутусов, Житарев и Филиппов (Петербург), которой мы проиграли 1:2 несмотря на то, что финны накануне играли со сборной Италии и были совсем не свежие по сравнению с нашей сборной. А со сборной Германии мы вообще играли очень плохо, проиграв 0:16».

Период российской футбольной истории с 1913 по 1925 годы очень плохо освещен в средствах массовой информации, наверняка на это были свои, достаточно веские причины. Тем ценнее для нас становится книга Николая Соколова описывающая именно этот период.

«В эти годы —1913 и 1914 — Всероссийский футбольный союз особенно расширил связи с зарубежными командами. Были организованы встречи со сборными Швеции, Норвегии, Шотландии, сборными Хельсинки, Будапешта, Лейпцига, турецкой командой «Фенербахче». Результаты всех этих встреч малоутешительны: из двадцати четырех матчей русские футболисты сумели выиграть только пять и три свели вничью. Победы одержали петербуржцы — над командой Хельсинки (2:1) и над командой Будапешта (3:2) и одесситы над турками (2:1 и 3:0). Сборная Москвы победила сборную Норвегии 3:0. Да, положение с футболом в царской России не радовало, но это и понятно: спорт был привилегией господ, и занимались им единицы» — рассказывает автор книги.

«В моей памяти сохранились игры с одной из английских команд — «лондонскими студентами», как мы ее называли между собой. Она прибыла в Москву по приглашению Московской лиги весной 1914 года и должна была сыграть три матча с нашими командами. Первой примерялась к лондонцам команда морозовской мануфактуры в Орехово-Зуеве, организованная при фабрике богача Морозова. Слава этого клуба гремела по России, он был чемпионом Москвы по футболу. Морозовцы отличались высокой техникой и исключительной слаженностью игры». А лидером команды был известный нам из публикации об Орехово Зуеве Чарнок.

Про первые матчи советской сборной

Дальше наступило советское время и оценивает его автор совсем по другому. В 1923 году наш герой провел несколько матчей против команд из Финляндии и Швеции и об этих играх автор рассказывает как о чем то героическом и значительно политизированном.

После первой победы пресса про нашу команду стала совсем другой: «Осторожно! У советских футболистов особая, своеобразная тактика, —  писали на следующий день газеты. —  Первый тайм они играют не в полную силу, «нащупывают» противника, а во втором делают необходимые перестановки и легко выигрывают…» Газеты отмечали, что «скромность этих загадочных молодых русских, как будто равнодушных к своему успеху, импонирует шведской публике».

Потом была победа 5:0 и «после этой победы мы стали самыми популярными в Швеции людьми. Газеты трубили: «Если в Советском Союзе все на такой же высоте, как футбол, то нам придется преклониться перед СССР».

«Из Швеции наш путь лежал в Норвегию. Проводить нас на вокзал пришло много рабочих. Один из них особенно благодарил нас за игру в последнем матче.

— Я ни минуты не сомневался в вашей победе. И когда «Политикен» объявила конкурс, я сразу назвал счет 2:1 в вашу пользу и, как видите, отгадал… Теперь благодаря вам стал «миллионером»… По условиям конкурса мне причитается целых 50 крон!

Интерес к этому мачту подогревался и предстоящей в сентябре встречей сборных Швеции и Норвегии. Эти встречи на высшем уровне были традиционны и исключительно популярны в обеих странах. Таким образом, для норвежцев встреча с нами была серьезной подготовкой к предстоящему матчу со Швецией. «Наш репортер», так мы называли теперь последовавшего за нами и в Норвегию неутомимого Карла Самуэльсона, умолял только об одном:

— Братцы! Обыграйте и норвегов… А то, если они выиграют, над Швецией будет смеяться весь мир. …..И обыграли со счетом 3:2».

«Наша поездка продолжалась. Впереди предстояли матчи в Германии. Немецкая сборная не смогла оказать серьезного с-противления прекрасно игравшей в этот день советской команде. Разрыв в классе был очевиден. Итог встречи 6:0 в нашу пользу вполне показывал соотношение сил. Играли мы спокойно, тщательно отрабатывая, отделывая каждую комбинацию. Первый мяч был забит уже на третьей минуте. А потом, как говорится, пошло. Второй матч с усиленной сборной Берлина мы выиграли с еще большим счетом — 9:1. Гол нам был забит с пенальти».

«После игры нас пригласили на прием в Народный дом. Весь вечер был посвящен нам, советским спортсменам. На вечере в Народном доме присутствовал товарищ Асман, член Коммунистического спортинтерна, представитель Франции, направлявшийся из Парижа в Москву. По словам Асмана, голкипер Соколов — законченный игрок. Центрхавбек Батырев — могучий атлет, хитрый, как лиса, его игрой восхищался весь стадион. Бутусов — великолепнейший футболист, которого он вообще видел, быстрый, пронзительный, обладающий ударом неподражаемой силы; он, по мнению Асмана, был «великим триумфатором берлинского матча»…

Нельзя пропустить, примеры гордости автора за страну и наших игроков за пределами футбольного поля:

«В Берлине часть наших товарищей посетила несколько заводов и, конечно, не удержалась — «опробовала» станки, причем немецкие мастера отметили хорошую работу русских спортсменов. Если до этого буржуазная пресса, объясняя наши успехи, намекала на то, что «советская команда состоит из спортсменов-профессионалов», то после посещения нами заводов буржуазные писаки замолчали.

Из Берлина мы выехали в Штеттин. Встречу в Штеттине мы также выиграли — 11:0. После матча секретарь парламентской фракции земли Мекленбург Фульф пригласил нас в правительственную ложу местного театра. В ложу имели доступ только депутаты и их родственники, поэтому появление в этом мире бриллиантов и шелка советских спортсменов, просто, неказисто одетых, в кепках, в русских косоворотках, произвело впечатление разорвавшейся бомбы.

По пути домой был еще матч в Эстонии, а в целом результат поездки выглядел вот так:

Довольные, взволнованные и счастливые вернулись мы на Родину. Поездка действительно была стоящей. Многому мы научились, многое узнали. Есть чем и гордиться нам. Забито 85, пропущено 23 мяча, в том числе в Швеции 35:17, Норвегии 20:3, Германии 26:1 и Эстонии 4:2. Больше всего мячей забили Бутусов — 32, Исаков и Григорьев — по 11, Канунников — 27. Я, как уже упоминалось, пропустил 11 мячей, а Полежаев — 12.

«Эту поездку можно рассматривать как определенный перелом в истории русского спорта».

В конце 1924 были принципиальные матчи с турками. Матчей всего было три, но главный был со сборной СССР. «Сборная СССР на поле вышла в составе: Соколов, Рущинский (Москва), Ежов, Филиппов (Ленинград), Селин (Москва), Привалов (Харьков), Григорьев, Бутусов (Ленинград), Исаков (Москва), Шпаковский (Харьков) и Шапошников (Орехово-Зуево).

Это были лучшие игроки трех сильнейших футбольных городов. Впервые мы вышли на поле с четырьмя огромными буквами СССР на груди. 3:0. Победа! Первая и внушительная победа сборной СССР»!

Про верность клубу

«Не думал я, возвращаясь в Москву из поездки в Турцию, что уже осенью этого года буду играть с Мишей Бутусовым в одной команде, команде ленинградского «Динамо».

Могут меня спросить:

— А не совестно ли было вам, Николай Евграфович, изменять городу, в котором родились и выросли, товарищам, с которыми делали первые шаги в большом футболе? Какими посулами соблазнили вас ленинградцы? Чем обосновывали вы свой переход?

Нет, совеститься мне нечего. Ленинградцы даже не подозревали, что в их ворота встанет осенью новый вратарь. Не легко мне было решиться на этот ответственный шаг. Для меня, да и для моих товарищей понятия «наш клуб», «наша команда» всегда отождествлялись с понятиями «родной дом», «семья». По-моему футбольный гастролер — это своеобразный бродяга без роду, без племени, такой футболист никогда не будет игроком высокого класса: истинное мастерство куется и рождается лишь в постоянном, сложившемся коллективе, где ты не игрок на час, а друг, соратник, единомышленник, хозяин».

При таком подходе к верности своему клубу, довольно трудно удержаться от современных сравнений футбольной действительности и принципиальных переходов из Москвы в Питер и обратно на примере переходов из команд принципиальных соперников московского «Спартака» и «Зенита».

Совсем свежи еще в памяти скандальные переходы Владимира Быстрова и Артема Дзюбы. Хотя таких примеров в разное время нашей футбольной истории было десятка два: среди самых известных Сергей Сальников, Анзор Кавазашвили, Сергей Швецов, Михаил Бирюков, Дмитрий Радченко, Василий Кульков, Сергей Дмитриев, Павел Погребняк и Роман Широков.

Про секреты вратарского мастерства

«Как я учился футбольному искусству? В основном, наблюдая за игрой других, в первую очередь таких знаменитых голкиперов Москвы, как Мартынов и Матрин. Росло и совершенствовалось мастерство в играх на первенство города или матчевых, очень популярных тогда встречах команд четырех городов — Москвы, Ленинграда, Киева и Харькова, в международных встречах. Первенство страны тогда еще не разыгрывалось.

Мой хороший товарищ и неизменный напарник сначала по «Стрекозе», а затем и по сборной страны Федор Селин позднее признавался, как он, да и другие игроки «Стрекозы», смеялся над моим предложением отпасовывать мяч назад вратарю. Увы, они меня тогда не поняли и даже, честно говоря, злились на мои «выкрутасы».

— Чудак ты, Коля, — говорили друзья, — только играть мешаешь. Но постепенно жизнь заставила оценить преимущества новой тактики».

«Как играть вратарю? Я сторонник строгой, простой, по-своему красивой, рациональной манеры игры.

Уважать нужно не только своих игроков, но и противника. Любого. Слабого и сильного. Техническое мастерство, игровая культура, а не грубость и зазнайство должны быть противопоставлены мастерству соперников. Футбол — это спорт, игра, соперничество в ловкости и умении владеть мячом, а не состязание в том, кто кого сильнее толкнет или ударит..

Сильным присуща скромность. Забили гол — будьте достойны его, будьте благородны. Не устраивайте по этому поводу восторженный базар с объятиями, воплем и дикими танцами у ворот соперников.

В свое время наша пресса писала, что я за два сезона — 1924-1925 годы — отразил и взял 14 одиннадцатиметровых. Так ли это, не помню. Не считал. Помню лишь, что забивать их тогда умели. Все было просто.

Я — вратарь, и, естественно, мое дело брать и отражать идущий в ворота мяч, так же как дело нападающих забивать их. Впрочем, важно и другое: даже если и не везет, уметь с достоинством переносить неудачу, поражение».

Светлая память Николаю Евграфовичу Соколову участнику гражданской и Великой отечественной войны «первому вратарю сборной» и родоначальнику советской вратарской школы.

Источник: Николай Соколов «Первый вратарь сборной»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

три × один =